«Белая хрупкость»: все ли на самом деле равны?

Расовый дискурс в мире вышел на новый уровень, появилась «Белая хрупкость», автором которой является Робин ДиАнджело (Robin J. DiAngelo). Социальная концепция американской женщины-академика отталкивается от такого состояния «белизны», при котором даже минимальный уровень расового стресса становится невыносимым и вызывает сценарий защитных реакций и действий.

Белые люди в США и других постколониальных странах и обществах белых поселенцев живут в расово изолированной социальной среде. Такая изоляция повышает их ожидания в отношении расового комфорта и одновременно снижает переносимость стойкого расового стресса, что собственного говоря и было обозначено термином White Fragility («Белая хрупкость»).

Робин ДиАнджело считает расистами абсолютное большинство белых в США. Среди доводов о системном расизме белых она указывает на то, что дети в возрасте от 3 лет и старше думают, что в США лучше быть белыми.

Критики теории Робин ДиАнджело указывают на то, что согласно её точки зрения расизм является первородным грехом исключительно белого человека, а никак не довольно распространенное явление у разных по цвету и культуре народов. Любая альтернативная точка зрения или контраргумент отвергаются концепцией «белой хрупкости», т.к. лишь подтверждают белую рефлексию на расовую тему. Либо белые люди признают свой врожденный расизм и клянутся работать над своей «белой хрупкостью», или получают «волчий билет».

Постойте, разве все белые одинаковы? Разве все белые равны? Зачем использовать такой обобщенный расовый признак как цвет? Это такой способ дать белым знать как цвет кожи может быть причиной социального дискомфорта?